Mariii
Душа, воспитанная болью, смущается от счастья
Все как-то странно и непонятно.
Та истерика в Таллинне, после бессонной ночи, после странного утра, после хорошего собеседования. А потом как-то так легко. Как-то так... пусто. Поэтому легко.

Больше не осталось ничего.
Больше не осталось ничего - теперь мне путь свободен.


А теперь странные ощущения. Я кажусь себе отвратительным человеком, который совсем наплевательски стал относиться ко многим другим людям. Пока что не знаю, как это выразить. Надеюсь, что пройдет. Потому что... с одной стороны, жалко их, конечно. С другой - я никого не заставляю быть рядом со мной, и, тем более, любить меня.
Ну не могу я сейчас ни в кого влюбиться. Не-мо-гу. Поэтому меня отталкивают люди, которые хотят отношений. Зато притягивают те, которые просто хотят.
Нравится общаться с мальчиком. Ну очень нравится. Он знает, что нужно говорить девушкам. Ибо фраза "ты самая лучшая, кого я здесь встречал, и я тебя нихуя никому не отдам. Усекла?" не может не порадовать. Одно плохо - ушел что-то там узнавать/делать/устраивать, чтобы появилась возможность поехать с нами в Питер 3-его, обещал вернуться максимум через час. Уже почти 4 ночи, а его все нет. Ну да ладно.

Южный полюс молчит.
мерно катит слюна
по гортани туда
где рождается звук.
Никаких новостей.
Нас берут на испуг.
Нас измором берут
никаких новостей
бьет под дых тишина.




Ваня зовет в Хельсинки 12-ого декабря. Хочет сделать мне такой подарок на ДР. Нет причин отказывать. Но все же меня что-то смущает. В раздумьях...

Жду субботы. Хочу в Питер. Соскучилась по этому чертову городу, который меня даже после жуткого лета в нем никак не может отпустить. И плевать, кто там еще приедет, кроме нас с Наташей. Главное, что там будет она, я и город. Удачи нам)